Юрий Рязанов (yurii_riazanov) wrote,
Юрий Рязанов
yurii_riazanov

Category:

Рынок зерна подает тревожные сигналы.


Реальное состояние зернового рынка в России накануне весенней посевной кампании сильно отличается от прогнозов, которые эксперты давали в начале 2011 года, а тем более – прошлой осенью, заявил на пресс-конференции президент Зернового союза Аркадий Злочевский. Главное, в чем сильно ошиблись специалисты, это объемы припрятанного крестьянами зерна.

Они оказались намного больше прогнозных 2 - 3 млн тонн. Так что импорт зерна в Россию почти потерял смысл: если осенью речь шла о 5 - 6 млн тонн зернового экспорта, то сейчас – лишь о сотнях тысяч тонн. Есть также сведения, заметил глава Зернового союза, что и животноводы, еще осенью напуганные возможным дефицитом фуража, запаслись зерном, что называется, под завязку, до конца сезона. Так что никакого массового спроса на зерно со стороны животноводческих хозяйств ждать не приходится.

Правительственное решение о распределении (а не о биржевой продаже) всего оставшегося зерна из интервенционного фонда оказывает серьезное влияние на рынок. По сведениям Злочевского, цены на зерно в России падают пятую неделю подряд, причем темпы падения растут. Если месяц назад цены падали на 50 - 100 рублей в неделю, то сейчас – на 200. Есть мнение, что динамика падения цен усилится, особенно на юге, где сосредоточен основной объем зерновых запасов. И недельное падение цен будет составлять 300 - 500 рублей на тонну. Для рынка это малоприятный факт, поскольку он означает, что три главных зернопроизводящих региона – Краснодарский, Ставропольский края и Ростовская область – так и не сумеют избавиться от затоваренности.

«В условиях закрытого экспорта это зерно оказалось невостребованным, в том числе и в регионах-погорельцах», - отметил Аркадий Злочевский. Сейчас объемы перевозок зерна снова падают (хотя зимой росли), в этих условиях даже льготный железнодорожный тариф на транспортировку зерна, введенный решением правительства, «не работает». Все ждут распределения дешевого зерна интервенционного фонда. И это «затишье» на зерновом рынке не добавляет денег сельхозорганизациям, которые планировали поправить свое финансовое положение за счет весенней продажи излишков зерна.

Недостаток финансовых средств у крестьян стал основным риском, мешающим успешно провести весенний сев, убежден Аркадий Злочевский. Сегодня обеспеченность сельхозорганизаций финансовыми ресурсами составляет 24 млрд рублей. На 14 марта прошлого года крестьяне уже располагали средствами в размере примерно 26,3 млрд рублей. Если учесть, что площадь ярового сева в этом году необходимо увеличить в сравнении с прошлым годом примерно на 3,5 млн га, а стоимость ресурсов (ГСМ, электроэнергия, удобрения, техника и оборудование) уже существенно выросла, нынешнее отставание в финансировании крестьян означает одно: за меньшие деньги невозможно засеять большие площади без ущерба для конечного результата.

Иными словами, получить урожай в 80 млн тонн можно только в случае, если будут сняты все проблемы, мешающие крестьянам быстро и качественного провести весенний сев.

А таких проблем, кроме недостатка финансирования, множество. Обеспеченность семенами – 97%, причем кондиционных семян, по официальным данным, всего 76%. Во многих регионах, по сведениям главы Зернового союза, обычное товарное зерно оформляется как семена. Вообще это происходит каждый год, просто нынешней весной масштабы этого обмана существенно вырастут.

Во многих регионах руководители оптовых баз крупнейших нефтяных компаний до сих пор не получили команды от своего начальства на отпуск ГСМ для сельхозпроизводителей по льготной цене (на 10% меньше цены, сложившейся на 1 ноября 2010 года). И продают солярку крестьянам по 24 - 26 тыс. рублей за тонну. Те вынуждены брать, а куда деваться?

Обеспеченность техникой оставляет желать лучшего. Число единиц основных видов техники «растаяло» в сравнении с прошлым годом. Тракторы: 499 тыс. против 504 тыс., культиваторы: 183 тыс. против 184 тыс. Это не означает, конечно, что не будут засеяны планируемые площади. Речь идет о существенном возрастании нагрузки на единицу техники, что неизбежно приведет к растягиванию сроков сева. А здесь уже можно считать прямые потери будущего урожая.

Не нужно питать иллюзий, что все перечисленные риски никак не отразятся на количестве и качестве будущего урожая. Впрочем, строить прогнозы сегодня, когда еще, как говорится, «ни коня, ни воза», явно преждевременно.

Одно можно с уверенностью сказать: все крестьянские риски неизбежно станут издержками. А издержки, в конечном счете, будут включены в себестоимость зерна, - крестьянин же тоже не дурак.

Правительство, стремясь не допустить роста цен на продовольствие, включает различные механизмы. В том числе и те, что усугубляют либо потворствуют усугублению экономического положения основных производителей этого продовольствия – крестьян.

По сути, вопрос выглядит так: продуктивно ли вообще искать источники роста продовольственной инфляции исключительно в экономике сельского хозяйства?


Михаил Петров «Крестьянские ведомости»
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author